Кинг Эдуард VII

История возникновения проекта броненосца "Кинг Эдуард VII"» восходит к весне 1901 года, когда в Адмиралтействе началось обсуждение тактико-технических элементов кораблей, постройка которых предусматривалась только что принятым бюджетом. В то время основу линейных сил Ройял Нэйви составляли 40 броненосцев, сошедших со стапелей в течение последнего десятилетия. Все они являлись развитием удачного проекта Ройял Соверин и были довольно близки как по внешнему виду, так и по своим характеристикам.

Исходное задание на проектирование «броненосцев бюджета 1901 года» гласило, что это должны быть корабли, представляющие собой усовершенствованный «Формидебл» с увеличенными водоизмещением (до 16 тыс.т), длиной (до 420 футов) и усиленной артиллерией среднего калибра. Причем последнему пункту уделялось особое внимание. Накануне возникновения Дредноут это может показаться странным, но не следует забывать, что опытом русско-японской войны ни адмиралы, ни конструкторы тогда еще не располагали. Зато свежи были воспоминания о кризисе тяжелой артиллерии, когда стремление одержать верх над броней привело к появлению неповоротливых орудий-монстров, способных делать лишь четыре выстрела в час. На этом фоне скорострельные пушки среднего калибра превратились чуть ли не в основное оружие броненосца, что частично подтвердилось в 1894 году во время боя японской и китайской эскадр у устья реки Ялу. Конечно, совершенствование брони и увеличение дальности артиллерийского боя делали скорострелки среднего калибра все менее и менее эффективными, но к столь революционному шагу, как отказ от них в пользу увеличения числа тяжелых орудий, кораблестроители еще не были готовы. Оставался другой путь — рост калибра средней артиллерии либо ее дополнение более мощными «промежуточными» (то есть находящимися между главным и средним калибром) орудиями.

Головной броненосец был заложен на государственной верфи в Девонпорте 8 марта 1902 года. Его нарекли «Кинг Эдуард VII» — в честь недавно взошедшего на трон короля (В отличие от Российского Императорского флота традиция называть корабли в честь здравствующих монархов в других европейских странах была распространена довольно широко). Его величество лично присутствовал на церемонии закладки своего бронированного «тезки» и, обращаясь к представителям Адмиралтейства, высказал пожелание, чтобы этот корабль был флагманом одного из флотов «владычицы морей».

Вслед за головным броненосцем разным заводам выдали заказы на постройку четырех однотипных кораблей. Все они получили названия в память о помощи, оказанной метрополии во время англо-бурской войны Австралией, Канадой и колониями.

Работы на всех пяти кораблях продвигались очень быстро: через 11 —16 месяцев после закладки их корпуса благополучно сошли на воду. Сложилась необычная (а по российским меркам — просто немыслимая) ситуация: конструкторы-кораблестроители не поспевали за промышленностью! Действительно, по бюджету 1903 года планировалась постройка новых линкоров типа Лорд Нельсон, но их проект еще не был окончательно готов, что грозило судостроительным заводам убытками из-за вынужденного простоя. Так, руководство верфи в Девонпорте в конце 1903 года собиралось к рождественским праздникам уволить или от­править в неоплачиваемый отпуск 500 рабочих. Все это грозило неприятностями, и тогда Совет Адмиралтейства принял решение отодвинуть строительство Лорд Нельсон и заказал еще три корабля типа "Кинг Эдуард VII". Помимо желания загрузить судостроительные заводы, этим достигалась и другая цель — флот получал однородную эскадру из абсолютно идентичных по характеристикам боевых единиц. Общее число броненосцев в серии таким образом достигло восьми.

При проектировании корабля большое внимание уделялось гармоничности его пропорций. Так, диаметр дымовых труб был сознательно увеличен по сравнению с требовавшимся для дымоходов; тщательно подбиралось соотношение высоты надстроек, труб и мачт. По тогдашним понятиям, тип "Кинг Эдуард VII" в отношении корабельной архитектуры выглядели верхом совершенства. Неслучайно служивший на «Хибернии» адмирал граф Корк-и-Оррери написал в своих мемуарах, что «эти восемь линкоров были самыми красивыми из находившихся когда-либо в строю в британском или других флотах».

Корабли типа "Кинг Эдуард VII" остались в истории как последние представители эпохи классических броненосцев, одновременно ознаменовавшие собой переход к новому поколению линкоров с «промежуточной» артиллерией. Впрочем, век этого поколения оказался слишком коротким, и оценивать последнее творенье Вильяма Уайта можно лишь применительно к узкому промежутку времени — настолько стремительным был прогресс в военном кораблестроении в первом десятилетии XX века.

Некоторые английские авторы называют проект "Кинг Эдуард VII" «блестящим», однако есть все основания усомниться в этом. Как всякое сложное инженерное сооружение, родившееся на переломе эпох, данный тип одновременно отличался и самыми передовыми, и явно устаревшими конструкторскими решениями. Причем последних было не­мало: это и заложенная в проект недостаточная дальность плавания, и очевидный анахронизм — низко расположенная батарея шестидюймовых орудий, и странные комбинации паровых котлов, и потерявшая всякий смысл, но по-прежнему многочисленная 47-мм артиллерия… По совокупности характеристик американские ровесники "Кинг Эдуард VII" — броненосцы типа Вирджиния — были не хуже, а кое в чем даже лучше. Кроме веса залпа, практически не уступал «англичанам» и русский Ретвизан, вошедший в строй на три года раньше (по тем временам — солидный срок). Строить столь большой серией корабли, вооруженные морально устаревшей артиллерией главного калибра и с уже не отвечающим современным требованиям бронированием, вряд ли было разумно. Особенно это относится к трем последним броненосцам, заказанным в 1903 году, когда уже был готов проект значительно более мощного линкора Лорд Нельсон.

Но главный минус "Кинг Эдуард VII", как и всех остальных представителей последнего поколения додредноутов, заключался в том, что сама концепция линкора с «промежуточной» артиллерией оказалась порочной. Выяснилось, что при увеличившейся дальности морского боя отличить всплески от падения 305-мм и 234-мм сна­рядов не так-то просто, а без этого невозможно было корректировать огонь. Приходилось по очереди вести стрельбу из орудий только одного калибра, а это сводило на нет все преимущества от теоретически выросшего веса залпа. Ну, а сохранение 152-мм пушек выглядело вообще бессмысленным — в линейном бою они были бесполезными и лишь мешали наводчикам башенных орудий. Решил все эти проблемы Дредноут— корабль, вооруженный только тяжелой артиллерией. С его появлением броненосцы всех поколений, в том числе и новейшие, с «промежуточными» пушками, разом устарели.

Вот тут-то и кроется главный парадокс, связанный с оценкой кораблей типа "Кинг Эдуард VII". Благодаря высокому уровню развития британской промышленности эти броненосцы были построены очень быстро и первые из них в течение полутора лет — до вступления в строй Дредноут — могли по праву претендовать на звание сильнейших в мире. Зато заложенные вслед за ними более мощные и совершенные корабли потеряли всякое боевое значение уже в процессе постройки.

Восьмерка типа "Кинг Эдуард VII" осталась в истории как неизменный атрибут парадов и торжественных смотров, своего рода символ ушедшей эпохи расцвета империи. Пожалуй, в этом и кроется основная причина необычайной популярности этих кораблей в годы, предшествующие Первой мировой войне.

Общие характеристики:


Длина (м):138,3 | Ширина (м):2,7 | Водоизмещение (тонн):17200 | Скорость (узлов):18,5 | Запас хода (миль):5200 | Осадка (м):7,7 | Экипаж:777 | Вооружениe: Орудия:4 305 ммОрудия:4 234 ммОрудия:10 152 ммОрудия:12 76 ммОрудия:14 47 ммТорпедные аппараты:4 450 мм

Галлерея


Кинг Эдуард VII

Кинг Эдуард VII

Кинг Эдуард VII

Кинг Эдуард VII

Кинг Эдуард VII

Кинг Эдуард VII

Источник: ship.bsu.by